“Хочу, чтоб через 5 лет волонтерство стало нормой жизни”. Интервью с руководителем “СВОДа”

Владимир Хромов – руководитель Союза волонтёрских организаций и движений (сокращённо СВОД), никогда не думал о том, что станет директором некоммерческой организации.

С детства занимался шахматами, но после школы поступил в Московский банковский колледж.

Получил экономическое образование и несколько лет работал в финансовой сфере.

Свой путь волонтёра Владимир начал в 2003 году, случайно увидев в интернете объявление о том, что детям в Детской клинической больнице нужна донорская кровь.

После увиденного в больнице стал помогать волонтёрам с поиском донорской крови, приходил к детям в онкологическое отделение и общался с ними, учил играть в шахматы.

«Больше болтали, чем играли, но всё равно у них был очень большой интерес. Им очень не хватало общения.»

В фонде «Подари жизнь» Владимир был волонтёром до 2008 года, затем стал сотрудником и координировал работу волонтёров фонда. В 2010 году появилась идея организовать обмен опытом с другими благотворительными организациями.

«Так образовался клуб из пяти руководителей некоммерческих организаций. Мы сделали серию взаимных организационных встреч по работе с волонтёрами. Это было интересно. Это, естественно, обогатило. Но через полгода мы поняли, что такой формат себя исчерпал.»

Тогда родилась идея создать Союз, который будет действовать на постоянной основе и заниматься развитием волонтёрских проектов. Так, в 2011 году, появился Союз волонтёрских организаций и движений.

«Сейчас для меня это профессия. Директор организации занимается многими вещами, в основном, это бумажная работа: документы, отчёты, проекты. Но это очень интересно. В профессиональном плане, я нашёл то, что мне запало в душу.»

– Была ли в вашей волонтёрской практике какая-то история, которая очень сильно повлияла на Вас лично?

– На меня лично, пожалуй, нет. Потому что за 17 лет волонтёрства столько всего было. Ты становишься устойчив. Даже возникает профессиональная отстранённость. Когда я работал в фонде «Подари жизнь», бывали недели, когда в больнице от онкологии умирало несколько детей. Как бы это ни звучало, после определенного количества смертей ты даже к этому привыкаешь. А ещё, одной из моих задач было – помочь родителям организовать похороны ребёнка, поскольку все родители были из других городов. Ребёнок умер. Мама в состоянии шока. А ей нужно за три дня всё организовать и ещё уехать домой.

 Волонтёр – это обычный человек. Он в своей волонтерской деятельности может сталкиваться с разными вещами, но не более сложными, чем в обычной жизни. У каждого есть родственники, у кого-то есть пожилые родственники. Рано или поздно ты сталкиваешься с тем, что человек уходит. Волонтёрство – это обычная жизнь, только чуть более обостренная и сконцентрированная. И ты помогаешь не себе, а другим людям. Тем, кому эта помощь нужна.

–  С какими трудностями организация сталкивается?

– В России некоммерческие организации, за редким исключением, всегда выживают. Поэтому, самая сложная зона – это финансы.  Это моя первая головная боль как директора – всегда. Вторая группа проблем – это проблема, связанная с ростом организации. То есть, как только НКО начинает усиленно расти, приходится в разы увеличивать издержки, команды на администрирование процессов. Поэтому всегда бывают болезни роста. Вырастил, развил какую-то деятельность, и нужно её поддерживать. Третье – это, безусловно, стратегическое видение развития организации. Это тоже вызывает много вопросов и споров, в какую сторону всё-таки СВОДу развиваться.  Можно уйти больше в практические проекты, создавать там новые технологии. Можно усилить структурную составляющую СВОДа – стать общероссийским объединением.

– На какие средства существует организация?

– Мы привлекаем средства из всех источников.  Поступления средств, которые наиболее стабильны – это государственные гранты. Есть небольшое количество частных жертвователей, есть разовые пожертвования компаний. Например, когда пришёл коронавирус, компания «Глобус Гурмэ» пожертвовала порядка 700 000 рублей на продукты. У нас есть сбор на Планета.ру и на сайте СВОДа. Иногда бывают какие-то целевые проекты, когда нас привлекают как платных экспертов.

– Может ли простой обыватель наглядно увидеть результаты работы организации?

– Мы живём во время, которое переполнено информацией. Поэтому, обычный обыватель не узнает о волонтёрах и даже их не заметит, если только он, или кто-то из его родственников не окажется в беде. И как только это произойдёт – часто выясняется, что помощь от государственной системы здравоохранения и социальной защиты недостаточна.  Больницы есть, скорые есть, но как только начинаешь соприкасаться с деталями – видишь огромное количество сервисов, процессов, государственных функций, которые не работают или работают недостаточно качественно. Стандарты государственной помощи в сфере здравоохранения и соцзащиты устроены, к сожалению, крайне формализовано и бюрократически. По-другому это не может работать. Но легче от этого никому не становится. Человек, 63 года, сломал две ноги, ему наложили гипс.  Всё бы хорошо, но только живёт на пятом этаже хрущёвки и раз в неделю ему нужно ехать в травмпункт. Всё. Нет в России в XXI веке службы, которая спустит инвалида на коляске с пятого этажа, посадит в такси, а потом встретит.   Но есть и хорошая новость. Ни в одной стране мира не бывает идеальной системы и везде эти пробелы закрывает именно некоммерческий сектор.  Есть прослойка активистов, которые называются общественниками, инициативными группами, благотворительными фондами, которые подхватывают и вот в такие истории вмешиваются. Поэтому, как только простой обыватель столкнётся на своей «шкуре» с ситуацией с самим собой либо со своим пожилым родственником, он тут же поймёт, что такое волонтёрская помощь и как она важна. Если, конечно, ему повезёт найти нас, например, а может и не повезти. Таких историй тоже тысячи.

–  Много  ли в СВОДе волонтёров?

– Тут надо разделять: количество волонтёров в НКО – членах СВОДа, это порядка 40 тысяч. Это волонтёры движений, входящих в СВОД. Количество людей прошедших через эту систему, больше 100 тысяч.

Что касается проектов СВОДа, сейчас действует один проект – «Волонтёрская помощь на дому». Это порядка 100 волонтёров в базе при 70 активных, которые регулярно участвуют в помощи. Сейчас запускается проект помощи в социальных учреждениях. Там количество волонтёров порядка 150-200.

–  Какой совет Вы можете дать тем, кто всё ещё сомневается становиться волонтёром или нет?

 – Может вы смотрели японский фильм «Телохранитель» Акиры Куросавы. Мне очень он нравится, как режиссёр.  Вот там, в начале фильма идёт самурай. У него есть только меч, котомка за плечами и кимоно. У него нет семьи, нет дома, нет привязанности, нет ничего. И ему всё равно куда идти. Он выходит на развилку двух дорог – они абсолютно одинаковые. Ему нужно принять решение – что делать дальше, по какой дороге идти. Тогда он поднимает с земли палку – подбрасывает её в небо, она падает. И в ту сторону, куда она падает – туда он и идёт. Это для меня о том, что можно очень долго думать, планировать, размышлять, разговаривать с людьми, которые уже волонтёры. Но пока ты сам не сделаешь первый шаг, пока ты не попробуешь – ты ничего не поймёшь. Поэтому, как только ты этот шаг сделал – он во многом определяет дальнейшие события, которые с тобой происходят. Тому, кто не знает попробовать себя или нет, или боится или хочет, но всё время что-то мешает, совет один – просто сделайте первый шаг. То есть придите куда-то, неважно в какое сообщество, потому что, если вам там не понравится – вы всегда можете уйти, а если понравится – вы найдёте так много ценного, сколько вы не найдёте в обычной жизни. И это, конечно же, связано с характером волонтёрской некоммерческой деятельности. Отдаёшь, отчасти от себя, то, что можешь, но и получаешь очень много того, чего раньше ты нигде не мог получить. Поэтому, совет очень простой – сделать первый шаг. Дальше будет понятно.

– Есть люди, которые, как им кажется, лучше знают кому помогать и каким образом и часто дают непрошенные советы. Приходится ли Вам сталкиваться с такими? Что Вы им отвечаете?

– Как ни странно почти не приходится. В волонтёрской деятельности все отношения равные, справедливые, и основаны на понятных ценностях. Люди, которые ищут что-то, грубо говоря, корыстное, надолго не задерживаются. Если человек приходит самоутверждаться или приходит и думает, что он лучше других знает, как что-то сделать, то он очень быстро понимает, что тут его не воспринимают. Либо ты со всеми делаешь дело и выстраиваешь с людьми отношения – обычные человеческие, либо ты уходишь. Сам формат выталкивает людей, которые мотивированы другими вещами. Это касается людей, которые делают политическую карьеру, или пытаются написать скандальный журналистский материал под видом волонтёров. Это редко, но бывает.

– Опишите идеальное будущее волонтёрства в России.

– Я бы хотел, чтоб через 5 лет волонтёрство стало нормой общественной жизни.  Чтобы было больше волонтёрских ассоциаций. Надеюсь, через 5-10 лет СВОД будет крупной всероссийской ассоциацией. И, безусловно, чтобы государство воспринимало волонтёрство не только как способ патриотического воспитания молодёжи, а как значимый фактор социального развития. И ещё одна проблема: государство всё хочет контролировать. А волонтёрская сфера кардинально другая, её не нужно контролировать. Нужно дать свободу. Для власти это самое сложное. Поэтому идеальное будущее – это когда некоммерческие сообщества будут поддерживаться и развиваться обществом наравне с государственными инициативами.

– Ваша любимая книга и/или фильм?

– Книга точно «Три мушкетёра», наверное, раз 15 её читал. Фильмов много: «Семь самураев» Акиры Куросавы. Из фантастики я люблю «Чужой», люблю фантастику Стэнли Кубрика, его фильм «Космическая одиссея». Очень рекомендую, он неспешный философский, очень здорово снят несмотря на то, что прошло лет 30 или 40. Сейчас я больше читаю на тему детской психологии. У нас четверо детей, старшей уже 23 года, она вышла замуж, остальные школьники. У каждого из них есть свои индивидуальные, но очень важные проблемы, как у любого ребёнка.

– Представьте, что у вас в руках оказалась волшебная палочка, как Вы ей распорядитесь?

– По моему опыту любые желания можно исполнить и без волшебной палочки. У нас есть эта волшебная палочка: две руки, две ноги и голова. Желать мира во всём мире бессмысленно, счастья человечество тоже никогда не построит, социальной справедливости тоже никогда не будет. Абсолютно очевидно. Собственно, смысл не в этом. Я исхожу из христианского отношения к жизни и в этом смысле не стоит строить рай на земле, а нужно реализовывать христианскую любовь помогать конкретным людям. С помощью волшебной палочки я пожелал бы огромный-огромный дом волонтёрства. В центре, чтобы все находящиеся в нем волонтерские организации друг с другом взаимодействовали.

Copyright © 2009-2014 СВОД - Союз волонтерских организаций и движений